Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:25 

Новая миссия мистер Имс, PG, Ариадна/Кобб, Имс/Ожп, Имс/Ариадна.

Wynand
Wynand /Жизнь для жизни/
Название: Новая миссия мистер Имс ("Будь ею")
Фандом: Инсепшн
Автор:[L] Rua Ran[/L]
Бета: Нет (С ошибками просьба на умыл!)
Жанр: Джен (и намеки гета)
Рейтинг: PG
Пейринг: Ариадна/Кобб, Имс/ОЖП, Имс/Ариадна
Права: Все Нолану, кроме ОЖП.
Аннотация: Будь ею. Стань ею. Раскрепостись. Имс пытается показать Ариадне ее женственную сторону.
Предупреждение: Псевдофилософия, псевдопсихология, ООС персонажей был неизбежен.
От автора: Писалось в подарок на ДР.
Пролог.

В Момбасе жарко, душно и Имс периодически вдыхает этот раскаленный воздух и усмехается сам себе. Кения – свобода, карты, женщины, подпольные казино, большие деньги и возможность открыто воровать, иногда в команде иногда в одиночку, оттачивая навыки, запоминая все новые и новые ходы для своего имитирования во снах.
Дрим-технологии не спят, проходит активное изучение третьей фазы сна, «Кобол» открыли свою лабораторию и набрали новых ученых, с последних курсов университетов по всему миру. Имс смотрит на это с усмешкой.
- Я слишком стар для исследований детка, - голос у имитатора все такой же, ласковый, тягучий, обволакивает как шелк и сдавливает грудную клетку не хуже удава. Его голос похож на Кению. Он обещает ночь страсти, любви и ласк, которые жаркой волной растопят любой лед, и в то же время на дне таится леденящий кровь холод, который способен быстро и безвозвратно убить.
Артур только усмехается в ответ:
- Ты уже готов выйти из игры? – координатор с точностью до последней морщинки у глаз, может сказать какое сейчас лицо у Имса, но он вслушивается в его голос, выискивая подсказки.
- Нет, но играть в их игрушки больше не намерен. Арти, у нас теперь свои игры, - имитатор смеется, весело и заразительно, как будто сказал какую – то шутку, а не озвучил давно известный факт.
Артур сбрасывает звонок, его самолет на Нью-Йорк уже прибыл в аэропорт, скоро начнется посадка, у них у всех новые игры и совершенные игрушки, но только Имс способен озвучить столь очевидное. Имс подкуривает, и кивает знакомым на улице, отвешивает легкий поклон зданию, в котором базируется «Кобол» и идет дальше, крутя телефон в руках.

Пустынная местность редко кого обманывает, в Момбасе полно жителей, коренных и приезжих, днем они прячутся в тени, выпивают, работаю на полях, возводят плантации, или просто слоняются по базарам в поисках легкой наживы. Торговцы здесь крикливые и ужасно шумные, Имс как коренной англичанин долго удивляется подобной открытости, без чопорной надменности, без пускания пыли в глаза – весь мир кажется мольбертом с пятнами краски на нем. И на этом мольберте, Момбаса ярко-оранжевое пятно, с жаркими вечерами.
Вечера здесь особое время, время, когда можно выйти на охоту покручивая фишку в руках. Вечер время собирать дань с тех, кто еще не научился скрывать заработок по закромам. За покерными столиками вечное оживление, кто-то блефует облизывая губы и перебирая в уме тысячи вариантов выиграть, кто-то пробегается пальцами по картам, рассчитывая на легкую победу, Имс, как правило, улыбается, бесстрастно, жестоко и чуть-чуть насмешливо. Многолетняя привычка подмечать детали никогда его не подводит, он усмехается, разводит руками, загребая выигрыш.
- Все законно парни, сыграем еще разок? – и в голосе слышится потаенная ласка и нежность, как просьба к любовнице, еще бы чуть-чуть…
- Я пас, - араб отодвигает свой стул и поправляет чалму, сегодня он проиграл гораздо больше того, на что рассчитывал изначально и дома его ждет скандальная жена, которая обязательно его отчитает и закатит истерику, да такую, что на утро араб побежит зарабатывать эти деньги обратно. Имс в ответ легко пожимает плечами, и поправляет ворот аляпистой рубашки. Ему нет никакого дела до чужих проблем.
- Что ж, с вами было прекрасно иметь дело, но раз игра не клеится, я откланяюсь, - Имс еще помнит манеры, привитые с детства. Помнит как, чуть склонившись можно показать свое уважение, как прятать насмешку в глубине глаз, как правильно забирать фишки с покерного стола, но чопорная Англия не учила Имса как выйти живым из бара с деньгами в кармане, этому его научила Африка, и долгие путешествия. Он запоминал и проверял на своей шкуре, как важно знать где есть черный ход, а где балкон на первом этаже, где есть такси, а где есть темные переулки в которых не видно ни зги.
Все это маленькие крупицы его жизни. Время, проведенное в жаркой Африке, в ее южных ночах, бесценное время с опытом в покере и шлюхами, что умеют стонать так проникновенно, как не сможет ни одна француженка…

Англия проигрывает свое сравнение с Кенией, Имс ежится на промозглом ветру, и застегивает пиджак, забирая свою сумку в аэропорту «Хитроу». Он прилетел ненадолго, всего лишь одно короткое дельце, и южные ночи снова заберут его себе.
Англия как старая мачеха, не приветлива, не юна и не прекрасна. Она поправляет чепец из туманов и дождей, и гонит его ветрами обратно, туда откуда он прибыл, к его новой любовнице, черному континенту с черным золотом и беззаконием. Мачеха не любит своего пасынка, она привечает его неохотно, не радостно, таксисты здесь молчаливы, город серый и немного унылый. Можно было бы поехать в Сохо, завалиться там в клуб, потусоваться, может встретить старых знакомых, узнать играют ли там в подпольный покер и кто до сих пор держит верхнюю планку. Но Имс этого не делает, он устраивается в третьесортной гостинице в Ист-Энде и спокойно закуривает стоя на улице.
Ист-Энд поменял свою оболочку, стал более «цивилизованным», вместо заводов и трущоб какие-то новомодные ресторанчики и пабы. Он невольно кривится, все – таки Ист-Энд навсегда останется Ист-Эндом, здесь по-прежнему грязно-серые улицы, эмигранты, индийский квартал. Ист-Энд это почти явное напоминание о жаркой Кении, и Имс усмехается, даже старушка Англия еще помнит те времена, когда она была помоложе, не все еще изжито и переделано по последней европейской моде.
Грязный грузовичок проносится мимо замершего на тротуаре Имса и уносится куда-то в доки, может быть внутри трупы, которые завтра полиция выловит из Темзы, а может там картины, которые завтра украсят очередное представление небольшого театра. Он пожимает плечами, Момбаса и Кения остается в Ист-Энде, надежно запертая в шкафчике с кодовым замком. Мистер Имс растворился на просторах Великобритании.

На сцену поднимается Кеннет Томас Инглис, как значится в его паспорте.
Он снимает номер в фешенебельной гостинице на Кенсингтон Роуд, и ставит размашистую подпись в чеке оплаты. Поправляет пиджак, стоящий целое состояние, и поднимается в лифте в свой люкс.
Небольшая гостиная с мини-баром – обязательная составляющая подобных мест, двери в ванную полуприкрыты, вторая дверь в спальню – к шикарной широкой кровати и свежим гостиничным простыням. Кеннет, проходит внутрь и взмахом руки и хрустящей бумажки номиналом в сотню долларов отпускает посыльного.
Примерно так начинается неделя его новой жизни.


Глава 1.
Дело было занимательным и в стиле имитатора, несомненно.
Кеннет Инглис водит знакомства с сильными мира сего, курит дорогие сигары, имеет привычку барабанить пальцами по столу, у него хищная и немного натянутая улыбка, как у человека, который часто нервничает, но пытается это скрыть. О нем ходят разные слухи, в основном говорят что он дамский угодник, перестраховщик в делах требующих немедленных вложений больших денежных средств и наконец, что он холост, и отлично играет в покер.
Вся эта легенда на самом деле сущие выдумки, но кому какое дело, об этом говорят в кулуарах, шепчутся в богатых гостинных, и важные люди пожимают плечами на вопрос:
- Как? Вы его еще не знаете?
Кеннет не пользуется своей популярностью для того чтобы привлеч внимание понравившейся особы. Она – не высокая блондинка с короткой стрижкой, ее макияж чуть-чуть вызывающ, и у нее алые губы. И Кеннет непроизвольно подмечает детали, чтобы потом, как-нибудь, во сне воспроизвести ее. Он смотрит изподтишка, не приближаясь близко, соблюдает дистанцию. Она нервно курит, и оглядывается по сторонам, кого-то ждет, о чем-то думает. Ее глаза обводят зал ресторана снова и снова, она постукивает портсигаром по столику, и кладет ногу на ногу каким-то беззащитным жестом. У нее тонкие руки, выступающие ключицы, и маленькое черное платье, скорее всего от Шанель, но издалека лейбла просто не видно.
Кеннет изучает ее так, как будто она лежит под микроскопом. Он усмехается сам себе, и стряхнув пепел с сигары в пепельницу ослабляет воротник накрахмаленной рубашки. А девушка все сидит и нервничает. Он устает наблюдать за ней издалека, ему уже необходимо с ней говорить, может быть прикасаться. Кто знает.
Мужчины должны быть решительными и мужественными, рыцарями без страха и упрека, такова Англия с ее традициями. Кеннет Инглис, как раз такой рыцарь.
- Вы позволите? – он наклоняется к ней и вдыхает легкий аромат парфюма со сладкими нотками южных цветов. Из Кеннета наружу рвется Имс, которому тесно в этой чопорности и цивилизации, но Инглис лишь легко улыбается, и рассматривает девушку вблизи.
Да макияж у нее действительно ярковат для послеполуденного времени, а глаза ярко голубые, и смотрят как-то неуверенно и чуть испуганно. Инглис поднимает руки в дружественном жесте, который по всюду переводится одинаково – «не имею плохих намерений». Девушка улыбается, все еще настороженная, но уже не так явно паникующая.
- Да, конечно, - у нее плавная линия губ, очерченная вызывающе яркой помадой, и Кеннет присмотревшись повнимательней еле заметно пожимает плечами. На самом деле ему нет никакого дела до того кто она и чем зарабатывает на жизнь, но ему есть дело до того, кто ее отец, так что он кивает официанту и заказывает пафосное и дорогое вино, два бокала.
- А Вы кого-то ждете? – Инглис улыбается, он знает что улыбается обаятельной и располагающей улыбкой, ведь он часами репетировал это выражение лица перед зеркалом. На самом деле имитатор может по памяти воспроизвести каждую мимическую морщинку своего лица, воспроизвести и зарисовать, но бумага это скучно, поэтому Имс рисует выражения лиц не на холсте, он сразу рисует их на лице. Это легко, как например: «опустив уголки губ вниз – вы можете выказать собеседнику как свое презрение, так и показать ваше превосходство, но не перепутайте это с высокомерием. Высокомерие показывается поворотом головы, наклоном, и взглядом». И таких уроков в его голове больше чем сказок у мифической Шахерезады.
- Нет, думаю уже не жду, - она смотрит на него заинтересованно, и все еще настороженно. Милая девочка, с какими-то внутренними противоречиями. Но это не важно, важно то, что она не смело улыбается в ответ на его улыбку, и ее голубые глаза теплеют на пару градусов. Лед тронулся. Кеннет осторожно прикасается к ее руке, он знает что еще рано, но внутренний Имс его подгоняет, просит все сделать быстро и убраться к чертовой матери из этой проклятой Англии. Девушка вздрагивает.
- Может быть я могу скрасить Ваш вечер? – это звучит не чопорно, не по английский, слишком вызывающе, буквально на грани, и будь перед ним более опытная женщина, она бы несомненно заметила все эти мелкие несостыковки.
Кеннет мысленно ругает сам себя, у него не выходит, у него черт возьми не выходит элементарных вещей, он постоянно сбивается, Имс вместо того чтобы полежать в сейфе и отдохнуть, все лезет и лезет на первый план. И Кеннет скрежещет зубами, и думает о том, что вся операция может полететь к черту, только потому что он не может до конца занять это тело и выбросить надоедливого имитатора из него, хотя бы на время. Имс так привык не скрываться и натягивать маски только во снах, что уже просто забыл каково это в реальности, когда даже дышать приходится по-другому, когда поворот головы и заносчивый взгляд – это не твое, твое все стерто и запрятано.
А девушка смотрит на него заинтересованно, и прикасается своей небольшой ладошкой к его руке, как будто отвечает согласием, и молчит, кусает губу видимо забыв что они в красной помаде, а потом сделав глоток, неожиданно предлагает:
- Вы не хотите сходить в оперу? Там сейчас прекрасная постановка.
Кеннет сбивается, мысли сходят с накатанной колеи, и нужно импровизировать. Англичане не сильны в импровизации, англичане предпочитают выработанные поколениями правила и этикет. Кеннет беспомощно смотрит на нее прикрывая глаза, и думает, пытаясь молниеносно принять решение.
«Она не знает как меня зовут, она отчаялась? У нее крупные проблемы? Она хочет взять реванш? Кому-то насолить? Черт. Черт, черт-черт!» английские джентльмены не ругаются в присутствии дам, не ругаются и все тут. Кеннет благосклонно кивает в ответ не переставая думать и просчитывать варианты.
- Это было бы замечательно, мисс? – он вопросительно приподнимает бровь и изгибает губы в улыбке.
Она прикрывает рот ладошкой, с идеальным маникюром на ногтях, и слабо улыбается в ответ.
- Простите, простите меня, я… Вивиан МакАлистер, - она протягивает ему руку, и он галантно целует самые кончики ее пальцев, чуть прикасаясь губами к нежной коже.
- Мне очень приятно. Кеннет Инглис.
Ну вот и первая часть плана, все как по нотам, разыграна в лучших традициях имитатора. Кеннет улыбается и заводит не принужденную беседу с Вивиан, она отвечает, чуть смущенная вниманием, и опасающаяся его. Он жестами, словами, взглядами, прикосновениями пытается уговорить ее верить ему, верить безоговорочно, доверится на этот вечер, и на все те вечера что он у нее будет.
В ней нет ничего мужественного, как будто эмансипация не коснулась ее, она хрупкая, нежная и вся такая воздушная, и только чуть вызывающий макияж говорит о том, что она не так юна и наивна как кажется на первый взгляд. Но Кеннет давно уже уловил ее это внутреннее настроение упрямится и получать свое, и играет на нем, виртуозно и правильно, не нажимая сильно, но и не прекращая давить. И она поддается. Они мило болтают, потом он галантно рассчитывается по счету, и они идут гулять.
Ему еще нужно вернуться в гостиницу и переодеться перед оперой, а Вивиан готова сбежать по своим делам, и Кеннет не задерживает ее, отпускает, чтобы вечером снова оказаться рядом.

Поход в оперу проходит великолепно. Он галантен и затянут в дорогой и стильный костюм. Глядя на себя в зеркало перед оперой он усмехается и в голове непроизвольно всплывают ассоциации с Артуром, у которого подобные костюмы – потребность, а не необходимость. Забавно.
Вивиан заметно повеселела и очень уютно прижимается к его боку, раскрепощается, шутит про биржу и про отца, потихоньку выдает то, из-за чего Кеннет вообще к ней подошел.
Ариадну они встречаются случайно, на выходе. Девушка замирает и смотрит на них немигающим взглядом, а потом радостно машет рукой. Вивиан красиво надувает губки и спрашивает: - Кто это?
- Привет И… - договорить Ариандна не успевает, Кеннет перебивает ее, отвечая на вопрос своей спутницы.
- Это мой знакомый художник, она потрясающе рисует, ты ведь понимаешь – я люблю искусство, - он улыбается Вивиан, она смеется в ответ. Ариадна смотрит не понимающе и хмурит свои ровные брови. На лице легкая гримаска недовольства. Кеннет понимает эту пантомиму как легкую ревность к старому другу, главное успеть переговорить с Ариадной до того, как ее ревность перейдет в разряд очевидного и Вивиан снова насторожится. Это было бы глупо.
- Ты уже дорисовала мой портрет? – мужчина смотрит на нее и улыбается, в глазах ничего не возможно прочитать, и Ариадна откровенно теряется. По ней видно, она готова защищаться и нападать. Имс неуютно ворочается где-то в груди, пытаясь приветливо улыбнуться ей, но Кеннет ему не дает такой возможности. Разговор проходит под его контролем и точка, - Что? Нет? Ты разбиваешь мне сердце.
Он ерничает. Он агрессивен. Чертов Имс снова пробирается на поверхность. Кеннет становится картонкой, наносной маской, и Кеннету пора проявить галантность и проводить Вивиан домой, или туда, куда она попросит. Это все еще работа, нельзя позволить себе сбиваться с намеченного темпа.
- А это кто? – Ариадна в отличии от Кеннета не ограничена никакими условностями, и она не Вивиан, которая молчаливо стоит рядом и позволяет мужчине решить свои проблемы, Ариадна как раз из тех, кто будет спрашивать неудобные вопросы не рассчитывая время и место.
- Вивиан это Ариадна, Ариадна это Вивиан, - он прижимает к себе Вивиан чуть крепче, - и на этом мы позволим себе откланяться, добрый вечер Кобб, - Кеннет кивает подошедшему мужчине, и уводит свою Вивиан от этой парочки подальше. В отличии от Ариадны, которая будет звонить ему завтра, Кобб то, точно поймет, что Имса в Англии нет, есть кто-то другой, исключительно по работе. Но врядли он станет это рассказывать Ариадне, а жаль.
Хотя девченка не поймет его систему. Не поймет и не оценит. Тем более что она скорее всего не знакома с теорией Станиславского: «Основной принцип игры актёра — правда переживаний. Актёр должен переживать то, что происходит с персонажем. Эмоции, испытываемые актёром должны быть подлинными, настоящими. Актёр должен верить в «правду» того, что он делает. Актёр не должен изображать что-то, он должен проживать на сцене что-то»*.

Глава 2.
Кеннет, точнее уже Имс, оказывается прав. На утро у него смс-ка от Ариадны с предложением встретиться. И это мило, или забавно. С утра Имс никак не может решить кого же в нем больше, Кеннета, или все-таки его самого.
Он отправляет ей ответ и приглашает в один из ресторанчиков в Сохо, модные места, это все же модные места, и их надо посетить хотя бы из любопытства.
Он приходит раньше на несколько минут, успевает занять столик и заказать легкое вино, Ариадна присоединяется к нему, все такая же, свежая, красивая, и в модном платье. Кеннет убран подальше, и Имс позволяет себе откровенный взгляд на наряд девушки. Она смущается и как обычно, вместо мягкой и женственной Ариадны, на сцену выходит жесткая и требовательная, с мужской манерой говорить и привычкой вести в разговоре.
- Так кто она Имс? – девушка садится напротив него, и ставит локти на стол, нарушение этикета отмечается Имсом неосознанно. Он все еще не до конца вышел из образа, он вообще не хотел из него выходить, но так случилось да.
- А вы значит с Коббом? – он растягивает губы в похабнейшей из своих усмешек, и не удержавшись смеется глядя на краснеющую собеседницу.
- Это не то что ты думаешь! – она непроизвольно защищается, и кусает губы, - я ему не нравлюсь, или…я не знаю.
- Чего не знаешь? Вы разве не провели зажигательную ночь вместе? – Имс усмехается, и подзывает официанта прерывая беседу ненадолго. Делает заказ, и ждет пока закажет девушка. Наконец официант уходит и они остаются в обществе друг друга.
Местечко очень уютное, и довольно современно оформлено. Без вызывающих деталей и откровенного искусства современности, где художник может позволить себе не рисовать вообще. Имсу здесь нравится, ненавязчивая обслуга, уютные столики в нишах, где можно представить что ты один на один со своим оппонентом. Цвета тоже приглушенные, настраивающие организм на отдых, а не напрягающие его. Нет никаких алых всполохов, все в не яркой тональности, синего и зеленого, неосознанные ассоциации с морем, или даже океаном. Расслабляет и действительно успокаивает, Имсу приходилось как-то раз сталкиваться с цветотерапией, так что он согласен с выбором дизайнеров. В таком месте посетители могут просидеть очень долго, и потратить очень много – маркетинг в нынешние времена – золотая жила для тех, кто умеет им пользоваться.
Он сосредотачивает свое внимание на собеседнице прекращая рассматривать ресторанчик. Ариадна бледна, легкие круги под глазами, худые руки сжаты в кулаки под столом, или она нервно мнет салфетку. Платье не ней легкое, немного не по погоде, но кардиган очень хорошо его дополняет, она выглядит очень женственно, на каблуках, туфли у нее модные, как уже успел подметить Имс. Макияж не броский, подчеркивающий разрез глаз, и губы только чуть-чуть блестят, значит блеск для губ и никакой вызывающей помады. Девушка определенно не хочет привлекать излишнее внимание, но и не быть девушкой тоже не может.
- Я кажется ему не нравлюсь, или…Имс, что со мной не так? – Она смотрит на него прямо, не отводя глаз, кусает губы и точно сжимает кулаки под столом, потому что мышцы рук напрягаются.
- Ты про Кобба? – имитатор не намеренно тянет время, но все же тянет его.
- Да. Про кого еще, господи, Имс, он…. Я думала все будет иначе, - она пожимает плечами, и слабо улыбается. Понимает наконец что делится сокровенным с человеком, которого знает всего ничего. Одна совместная работа не делает из них даже друзей, но она все равно доверяет Имсу больше, чем самой себе.
У имитатора к этому талант, Артур говорит, это потому что Имс постоянно подстраивается под собеседника. Неосознанно пытается выведать то, что в конце концов спасет ему жизнь. Артур не шутит и Имс с ним согласен. Поэтому Артур ему не доверяет и не разговаривает с ним дольше положенного. Имс не стремится навязывать свое общество.
- А на что ты надеялась? – ему не столько интересен ответ, сколько важно его услышать от нее, понять сколько она еще о себе не знает, или в чем ошибается на этот раз. Ариадна талантлива. Она талантлива во всем, что делает, кроме пожалуй одного, она не Мол. У нее нет бешенной сексуальности мертвой мисисс Кобб, нет ее платьев, ее разворота головы, ее взгляда. Она просто не Мол, и этим проигрывает изо дня в день.
- Я думала что я ему нравлюсь, ну хотя бы как женщина, - девушка неуверенно мнет в руках салфетку и кусает губы. Имсу хочется рассмеяться, это и правда забавно, со стороны.
- Ты ему нравишься, ты отличный архитектор, но, - тут имитатор позволяет себе улыбку, широкую ухмылку даже, а не просто улыбку, - но ты не женщина детка, ты всего лишь ее слабый отголосок. И наверное это именно то, чего он хочет а ты дать не можешь.
Она возмущенно вскидывает на него взгляд и смотрит не отрываясь.
- Нет, нет, не перечь мне так сразу, давай сравним. Видишь сбоку сидит пара, она ласково гладит его по руке и участливо смотрит чуть склонив голову. Она показывает ему что она его слушает, слышит, и сочувствует. И в тоже время, своим прикосновением дает знать что она рядом, что вот она, нежная ласковая обнимет и поддержит. Она открыта перед ним, у нее ничего нет, - Имс смотрит на Ариадну не отрываясь, он видит, что она не понимает о чем речь, видит и буквально осязает замешательство девушки, - ты не видишь. Жаль. Тогда посмотри в глубь помещения, темноволосая девушка, cидит к нам боком, и улыбается своему партнеру, видишь?
Ариадна слабо кивает головой, но не понимает к чему ведет Имс, а Имс смотрит на девушку, которую привел в пример и кажется в который раз за день думает, что вот они, идеальные, ласковые, уютные, вот они, все рядом, близко, только оглядись. Те самые, что не слушают про эмансипацию и равноправие, те самые которым равноправие и не нужно. Открытые, красивые и осознающие свою красоту. Без агрессии, без желания утвердится, самые что ни на есть настоящие женщины, осознавшие всю красоту своего пола, данного при рождении.
- Давай сравним, - имитатор отпивает из своего бокала и прокатывает вино по языку, чтобы распробовать и прочувствовать вкус вина. Чаще всего он предпочитает виски, хороший, шотландский виски. Но сегодня для виски еще рано, поэтому у него вино, терпкое и красное, - ты ведешь себя агрессивно, по-мужски, подавляешь собой, или стараешься это сделать. Ставишь себя на равне с мужчинами, и не даешь им спуску, требуешь своих прав и не выполняешь своих обязанностей, - он поднимает руку, обрывая ответную реакцию девушки на корню, - нет-нет дорогая, ты только послушай. Это ведь так мило на самом деле. Ты стоишь с ним на равнее, но требуешь от него чего-то, чего и сама не знаешь. Ну не забавно ли.
Ариадна смотрит обиженно и надувает свои губки. Имсу все равно, его тянет выйти на улицу и затянуться сигаретой. Но чертова Англия с ее законами и правилами, настоящая мачеха, старая, злая и неудовлетворенная. «Вечный недотрах» - думает Имс, и морщится, курить хочется даже больше чем дожать девчонку, и от этого даже как – то обидно.
Он не любит причинять боль людям, но чертовски умело это делает если его попросить. Девушка так и не поймет до конца что он имеет ввиду. «Вырасти, повзрослей, пойми, не бойся» - эти слова вертятся на языке, но он их не произносит. Не стоит учить ребенка плохому не так ли? Иначе ребенок может слишком быстро научиться и станет пользоваться своими преимуществами.
- Ты мне покажешь? Научишь как правильно надо? - она смущенна и ей очень неприятно просить об этом, имитатор просто физически ощущает эту удушливую волну страха, смущения и желания. Не понятного и странного желания научится быть самой собой не таясь и не прячась. Просить научить этому имитатора – издевательство. Имс как раз из тех, кто предпочитает самого себя прятать поглубже, и доставать из глуби пореже, - Мне это важно Имс.
В роли просительницы она выступает редко, очень редко, и мужчина не может этим не воспользоваться. Слишком заманчиво для него побывать в роли учителя, этого всезнающего гуру.
- Хорошо, но начнем мы завтра. Боюсь на сегодня мой вечер уже плотно занят детка, - Имс усмехается, и в его груди глухо ворочается Инглис. Да, вечером у них встреча с Вивиан, и может быть еще одна ночь с нею же, и информация, которую он так жаждет раздобыть у него в кармане.

Глава 3.
На следующий день Имс встречается с Ариадной в кафе и снова в Сохо, неподалеку проходит выставка арт-хауса, искусство в первозданном виде, никакой классики, Имс усмехается. Пока что обе его миссии идут просто великолепно. Немного напрягает смена масок и поведения, но это меньшее из зол. Ариадна сегодня в потертых джинсах, вся такая спортивная и по-мужски не зависимая, и Имс непроизвольно морщится.
- Это Англия детка, а Англия располагает для того чтобы женщины оставались женщинами.
Девушка в ответ пожимает плечами и пьет кофе мелкими глоточками, ее шарф немного выбивается из цветовой гаммы, он такой цветной, разноцветный вернее, что имитатор поневоле начинает гадать, что не так. Что за маленькая демонстрация вызова, когда по идее она должна проявлять покорность, или что-то схожее с этим.
- С чего начнем? – голос у девушки веселый, даже боевой какой-то и провоцирующий. И так отличается от мягкого и шелковистого голоса Вивиан, что Имс даже вздрагивает, выплывая из своих абстрактных размышлений.
- Косметический салон, мы просто обязаны привести тебя в порядок, потом посмотрим одежду, и прогуляемся по кафе, может заглянем в ресторан, - он поднимается и кидает на столик купюру, - готова?
Она немного шокирована, но старается этого не показать. Ну правда, ничего страшного не происходит, это всего лишь работа над собой, она же хотела. Имс надеется на ее благоразумие, ну или хотя бы на интерес. Ей ведь все еще нужен Кобб? Он подхватывает девушку под руку и они чинно и не спеша направляются по своим делам.
В Англии все не спеша, эта старушка не любит суеты. Это не американское «Большое яблоко» где не продохнуть и все торопятся куда-то попасть, здесь время бежит иначе, размереннее. Имс задумывается о том, что в Момбасе время тоже бежит иначе, под другим наклоном и с другими людьми. И это правильно, потому что нельзя подчинить весь мир одному часовому механизму, у каждой страны должен быть свой.

Косметический салон встречает их улыбчивой девушкой, которая сразу же рассыпается в комплиментах. Имс усмехается и заказывает Ариадне полный набор услуг, на что она даже не успевает возразить. Он бы привел ее и в парикмахерскую, но ее длинные темные волосы ему нравятся и так, ей идет, они делают ее женственней и чуть-чуть желанней чем она бы хотела.
Ждать приходится прилично, почти три часа на все процедуры. Он устраивается на диване и лениво флиртует с администраторшей, которой тоже видимо скучно сидеть просто так.
- У вас красивая жена, - мужчина улыбается, к подобным провокациям привыкаешь очень быстро, тем более ему уже не двадцать три чтобы их не замечать.
- Мы не женаты.
- Ох. Простите, - девушка опускает глаза на свои туфли, чуть смутившись, а Имс улыбается шире.
- Ничего страшного, - разговор сам собой затихает, мужчина утыкается в женский журнал и бездумно его листает, хочется все-таки покурить, но не выходит, и от этого только больше хочется.
Английские манеры, воспитание в богатых семьях, правила, законы, Имс это помнит, хорошо помнит, ему повезло с учителями. Сейчас Англия уже не та старушка, она пытается омолодиться, стать похожей на свою Американскую сослуживицу. Но не выходит. Вот о таких мелочах и задумываешься когда все, время стоит не двигаясь и занять руки больше нечем. Ариадна выходит из массажного кабинета еще более помолодевшей, и красивой. На ней все так же одежда, но с лица исчезла усталость из тела ушло напряжение. Она смотрит по сторонам пытаясь снова стать собой, той самой девочкой, которая повзрослела слишком рано и пропустила переход от девушки к женщине, так и застряв где-то в подростковом периоде становления.
- Ты выглядишь просто прекрасно, - он не может удержаться. Девушкам нужно делать комплименты, галантно открывать перед ними двери и провожать их туда, куда они хотят идти.
Магазинов с разными брендами очень много они переходят от одного бутика к другому, Ариадна смотрит последние молодежные новинки, Имс просматривает классические, строгие платья. Это не разница вкусов, это разница целей.
- Ты не туда смотришь детка, - он осторожно вынимает из ее рук, что-то ультра-современное и кидает это что-то обратно на полочку, - смотри платья, узкие юбки, классические брючные костюмы, приталенные рубашки с декольте. Не заглядывайся на то, чего у тебя и так в достатке.
Ариадна в ответ только морщит нос.
- Но это не современно.
- Классика вечна! Ты заставляешь говорить меня словами Артура, это ужасно дорогая! Просто ужасно, - он выхватывает из ее рук легкий шифон и бросает обратно, - у каждой девушки должно быть черное платье, так говорила икона стиля и моды, ей можно верить не правда ли?
- Но это когда было, те времена…и сегодня.
- Не сравнивай. Когда ты приходишь в ресторан с Коббом ты леди, у тебя должна быть сумочка в цвет туфель или аксессуара, классическое платье, или модное платье сделанное под классику, прическа, макияж и улыбка довольной собой женщины. И ты должна чувствовать себя уверенно в этом, уверенно и раскованно, ровно на столько, чтобы позволить своему кавалеру отодвинуть для тебя стул, и заказать для тебя вино.
- Но мне не идет черный.
- Черный идет всем, ну можно присмотреть темно-серый, или вечерние наряды. Темно-красный? Ты выдержишь темно-красный? Французский шик детка, - он прикладывает к ее фигурке классическое темно-серое платье с открытым верхом, и качает головой, - что-то не то, не так.
- Мол подобное носила верно? – девушка держит в руках длинное, в пол, красное платье, не того вызывающего и пошлого красного оттенка, а темного, насыщенного цвета, с бретельками, и разрезом от бедра, чтобы продемонстрировать ноги. К такому платью требуется легкий шарф, налет французского шика, французские же духи и губы, подведенные помадой в тон платью. И обязательно туфли на каблуке.
- Ни один мужчина не сможет отвести глаз от подобной красоты, если эта красота правильно подчеркнута, - Имс не отвечает на вопрос, это провокация чистой воды. «Ну что, выдержишь девочка? Сравнения с ней выдержишь? Или сдашься?» все эти мысли легко читаются по взгляду имитатора. Он наклоняется и доверительно шепчет девушке, - ты можешь себе его позволить, но ты уверена что красный это твое?
Она в сомнениях, смотрит на Имса и кусает губы. И ей так хочется чтобы он выбрал за нее, заставил ее бросить вызов тому призраку что сидит в голове у Кобба. Но Имс слишком умен, он не поддается. Он играет с ней, как кошка с загнанной мышкой.
- У тебя странная манера учить. Разве ты не должен мне помогать? – она снова нападает, чувствует себя не уютно и нападает, из раза в раз.
- У меня другие методы. Я предоставляю тебе широкий выбор возможностей, объясняя все на перекрестке. Ты хочешь заменить ему Мол? Тогда одень его, сделай прическу, и макияж, приди вечером в ресторан и порази его.
- Я не знаю. Я не Мол.
- В том-то и дело детка, в том и дело! А если ты не Мол, то тогда я могу тебе смело сказать, красный не твой цвет, - он протягивает ей черное, классическое, с небольшим корсетом, - давай, примерь, тебе понравится.
В новом платье она другая, неожиданная и взрослая. Имс впервые замечает, что Ариадна не просто товарищ по команде, не просто бывший партнер по игре, а девушка, красивая и нежная. У нее бледная кожа и и на черном фоне это смотрится завораживающим контрастом. Она не смело улыбается, и в голове имитатора срабатывает какая-то неведомая доселе кнопка, вот так друзья и перетекают в разряд возможных любовниц. Он откашливается, и кивает.
- Да, то что нужно, - Имс отворачивается и беглым взглядом окидывает аксессуары, разложенные в отдалении, - дело за малым. Ну и туфли, куда без них.
В женской одежде он разбирается виртуозно. Ему не надо компоновать, у него в голове есть наборы образов: нежные – легкий шифон, шелк, флирт, вкрапления синего и голубооко в аксессуарах; классические – строгие линии, дорогие украшения, обязательный клатч; современные – диагонали в выкройках, кривые, надорванные подолы, асимметрия во все и полный разброс в украшениях. Он не придумывает что-то свое и принципиально новое, он просто помнит очень много, и из своего набора воспоминаний примеряет на девушку то одно то другое, мысленно дорабатывая ее образ, доводит до совершенства. С Имсом удобно ходить по магазинам, его пространственное воображение и без примерки способно подсказать вердикт, но сам процесс примерки ему нравится, есть вещи которые просто необходимы.
Туфли они подбирают не в пример быстрее вечернего платья. И на этом сегодняшняя пытка Имса заканчивается. Он прощается с Ариадной, садит ее в такси и выдыхает облачко пара, под вечер стало холодно и как обычно туманно. Выводы сегодняшнего дня его скорее забавляют. Девушке определенно идет черный цвет, он делает ее чуть старше и серьезнее, и оставляет легкий налет строгости в изящных линиях ее тела. Это влечет его, как некая тайна. Сильные женщины осознающие свою привлекательность, это губительный сорт вина для мужчин. Имс хмыкает, его работа в Лондоне почти завершена, но хочется задержаться и посмотреть чего добьется Ариадна, и это желание погостить еще чуть-чуть в Лондоне так не вяжется с тем, что он безумно хотел уехать обратно, в жаркую страстную Кению. И ему снова нестерпимо хочется курить.

Глава 4.
Мистер Инглис заканчивает свои дела в Лондоне, он галантно прощается с Вивиан точно зная, что уже завтра того номера телефона, что у нее записан, не станет. Как и самого телефона. Эта навороченная штучка не стоит его личной свободы. Кеннет Томас Инглис сегодня закроет вечером глаза, чтобы на утро он перестал существовать. Мысленно имитатор повесит его в платяной шкаф, с кучей таких же личностей, которые можно в любой момент впаять в себя снова.
Вивиан прекрасна и очаровательна, стоит опираясь на пирилла балкона. Смотрит куда-то вдаль, обещает звонить, и помнить. Кеннет стоит с ней рядом, обнимает за плечи, наклоняется, целует ее оголенное плечо, обещает ей отвечать и помнить, и он даже сейчас не врет. Мистер Инглис точно запомнит свою случайную подругу, и будет по ней скучать, может быть, это еще не проверенная информация. И он бы ей обязательно звонил, хоть с другого конца вселенной. Она улыбается, обнимает его на прощание, и он ее покидает. Спускается вниз, садится в такси, и уезжает. Выписывается из отеля в котором поселился, и отбывает в Ист-Энд где оставил кусочки Имса.
Здесь ничего не меняется за время его отсутствия, он заходит в опшарпанную комнату, сразу чувствуется разница между отелями. Но Кеннет подобного не боится. Он отпирает сейф с запрятанными документами, и усмехается, что ж:
- Здравствуйте мистер Имс.
Личина Инглиса сходит постепенно, как ненужная кожа, которую сбрасывает змея. Исчезают его улыбки, его жесты, его осанка. Слазят ненужной акварелью его костюмы, и обувь. Дорогой джентльмен исчезает и наконец Имс здесь, до конца, один единственный. Он одевает красную рубашку под черный пиджак, вертит в руках фишку от какого-то затерянного казино, и усмехается. Ему еще предстоит заказать билет обратно, домой, в жаркие ночи. Ему еще предстоит тихо и не заметно проследить как Ариадна добьется своего, как она сыграет свой спектакль. Архитекторы в каком-то роде тоже имитаторы, только они имитируют реальность во снах, не людей, и иногда это их промах. Слишком сильная глобализация, слишком крупный размах. Идеалы в мелочах – Имс в этом уверен.

Вечер в ресторане начинается так как он и планировал, Ариадна под руку с Коббом заходят ровно в восемь вечера. Девушка выглядит шикарно, очень женственно и кажется хрупкой. Строгое платье, классические туфли, минимум украшений и высокая прическа. Имс отпивает из своего бокала, и улыбается сам себе, ну хотя бы с прической она смога сама подгадать, значит далеко пойдет, если продолжит.
Доминик заказывает легкий апперетив, пока девушка выбирает что-то из меню. Издалека не видно, но все равно кажется что мужчина немного удивлен и насторожен, имитатор позволяет себе смешок, ему как никому другому понятно замешательство Кобба. Ариадна умеет быть настойчивой.
Они сидят уже час как, она внимательно слушает как Кобб что-то говорит, склоняет голову открывая белую шею, такой открытый жест, уязвимый сказал бы Имс. Она к нему прикасается , легко, осторожно, пробует на мужчине свои коготки, улыбается. И говорит, что-то тихо, и чуть настороженно. Со стороны виднее, как это случается обычно. Когда смотришь на эту пару со стороны видно что они оба прислушиваются к друг другу и к себе, все больше замкнутые на собственных ощущениях, чем на партнере. «Первый ужин» - думает Имс, и в чем – то он неизменно прав. Первые шаги всегда осторожны и с некоторой опаской.
К сожалению он не досмотрит спектакль до самого конца, самолет завтра с утра, а сегодня Имс еще хочет посетить пару клубов и снять напряжение. Поэтому расплатившись по счету он покидает ресторан, и покрутив покерную фишку в пальцах снова садится в такси.

Уже в самолете он представляет как это будет между ними. Как Кобб будет опасаться сказать что-то не то, и сделать что-то не так, как он будет зажиматься и уходить в себя, позволяя Ариадне принимать решения за него. Как они сходят в оперу, где он уснет, а она только разочарованно вздохнет, и отвернется, так и не оценив толком всю прелесть очередного сопрано, что доносится со сцены. Она будет ходить по магазинам, и вспоминать свой самый первый раз, под руководством Имса, будет примерять красное платье и гадать, сможет ли она быть Мол, сможет ли она это выдержать.
Ариадна обязательно будет размышлять о ней, о мертвой, но все еще живой в голове Кобба. И глядя на красное платье однажды не выдержит, сорвется и купит его себе. Чтобы стоя перед зеркалом оценить ее, оценить эту чертову Мол. Расправить все складочки, одеть туфли в цвет, обвести губы помадой и смотреть на себя в зеркало, не отрываясь. Она обязательно попытается найти что-то общее между ними двумя, попытается стереть Мол из памяти Кобба. И поэтому красное платье она будет прятать даже от него, чтобы ненароком не напомнить ему о той, что он так отчаянно пытается забыть.
Потом она все чаще будет доставать его. Это темно-красное платье с бретельками, надевать и часами простаивать у зеркала, вспоминая тот день, что с ней провел Имс, осторожно направляя и поправляя ее. Обязательно вспомнит его улыбки, его жесты, и стандартное – «детка» из его уст. Вспомнит и то, как он предостерегал ее от этого платья, от Мол, от Кобба. Вспомнит, и покачав головой, наконец накинет легкий шелковый шарф, возьмет в руки клатч, и направится прямиком на свидание с Коббом, чтобы уже разрушить иллюзии и освободится от такого непонятного отношения к себе.
Кобб скорее всего вздрогнет и попытается отстранится, в очередной раз уйдет в себя, и оставит Ариадну один на один с тем, что мир иллюзий рухнул, реальность не победила. Девушка может быть опустит плечи, кивнет сама себе в очередной раз принимая решение за Кобба. И все это будет тянуться и тянуться, пока она наконец не остановит себя, не скажет стоп своему внутреннему я, и не откажется от дальнейшей игры в кошки мышки. Мол окажется сильнее ее, а может быть и нет, может быть Мол проиграет. Проиграет хрупкой девушке в черном платье, с карими глазами и веселой улыбкой.
Мол проиграет...

Имс сидит в самолете, у него длительный перелет, а потом еще поездка до дома, у него куча времени на то, чтобы представить всю её жизнь в подробностях и мысленно прожить ее вместе с ней. Он доволен и достаточно счастлив чтобы улыбаться стюардессе проходящей мимо него.

Эпилог.

В Момбасе все так же жарко, сколько бы не прошло времени. Имс давно и прочно осел здесь, в стране третьего мира, где правит бал беззаконие. Свои поездки по всему миру он теперь классифицирует не иначе чем временные. Старушка Европа с ее законами и статусом высшей лиги его вообще не привлекает, так что два года что он торчит дома он не получает никакой информации ни от Кобба ни от Ариадны. Иногда звонит Артур, но в основном с предложениями о работе. Имс не против подработать, у него накопилось много личин для имитаций во снах. Иногда он воспроизводит Ариадну в черном платье, все черточки, до мельчайших деталей и любуется ею. И сам не знает почему. То ли от того что она так и не стала его любовницей, то ли просто ради эстетики.
Днем в на улице стоит неимоверная жара, Имс торчит в баре, пьет лимонад со льдом и размышляет о том, что скоро снова будет звонить Артур и предлагать очередную авантюру и стоит к этому подготовится. В дверях бара то и дело мелькаю арабы в чалмах, кто-то что-то орет на весь зал, но за гулом голосов не понятно что спрашивают, слышен только пронзительный голос. Бармен отчаянно пытается настроить старенький телевизор и посмотреть спортивные новости, видимо снова сделал ставки, Имс усмехается и трет щетину на подбородке, вяло размышляя что и побриться бы не мешало.

В дверном проеме внезапно возникает женская фигура, в широкополой шляпке. Чуть приподняв темные очки она оглядывает помещение, а потом сняв их совсем направляется прямиком к Имсу, а он заворожено смотрит на нее.
Да, как он и предполагал, Ариадна смогла разбить в дребезги свои иллюзии, и в ее движениях появляется грация и какая-то внутренняя мощь. Мужчины оглядываются ей в след, и ничего удивительного, она одета очень по-европейски, в строгую юбку - карандаш, и легкую блузку, в руках у нее небольшая сумочка, и она на каблуках. Имс поражен. Из девушки, которой он когда-то помог выбрать платье она превратилась в женщину, которая может составить конкуренцию любой светской львице.
- Добрый день мистер Имс, - она легко улыбается, и в ее глазах мелькает что-то такое, с чертовщинкой.
- Ты изменилась дорогая, - он немного растерян и еще не понял как себя вести с этой новой Ариадной.
- Я привезла красное платье, - она отвечает невпопад, и этим выводит Имса из транса, да, Ариадна все еще нападает, только теперь она это делает по-женски, тонко и с далеко идущими планами.
- Тебе идет красный?
- Идет. На французский манер, - она заказывает у бармена лимонад, поворачивается и смотрит на него в упор, - Мистер Кобб оценил.
- Он наверное в шоке по сей день, детка, - Имс широко улыбается. Она смеется в ответ.
- Ему было полезно.
- Покажешь мне его? Я хочу посмотреть.
- Я не Мол, ты ведь понимаешь это не правда ли? – она наклоняет голову и делает маленький глоток из своего стакана.
- Не Мол. Но красное должно тебе идти не меньше чем ей.
Он усмехается предвкушая что-то совершенно новое, новый образ давно известной Ариадны, ее стремительное перевоплощение, ее совершенствование. И Где-то глубоко внутри его охватывает эйфория. Если девушка смогла себя перерасти, смогла открыть новые возможности и все же перебороть свои иллюзии, то значит она сможет создавать тысячи разных образов. Сможет легко менять один на другой, переходить в своей игре на новые уровни. И может быть Ариадна станет единственной кто удержит Имса чуть дольше, чем его держали обычно.

@темы: Мини, Гет, Romance, PG, Фанфики

Комментарии
2011-10-15 в 22:11 

Cornelia
В иные дни я успевала поверить в десяток невозможностей до завтрака!
А мне понравилось =). В чем неизбежность ООС кстати?
В том что гет? :lol:
Имс-Пигмалион это же прикольно очень =)
И у Ариадны определенно задатки... Мне всегда казалось что парочка Имс - Ариадна это многообещающе, потому что по сути они две змеюки =)))
Но бете конечно есть, чем заняться =(

2011-10-15 в 22:34 

Wynand
Wynand /Жизнь для жизни/
Cornelia, бета - это больное место, ее надо 0 но ее никогда нет == И это печаль.
Нуууууу ООС как раз в Имсе Оо или нет, вы пошатнули мою уверенность хД

2011-10-15 в 22:36 

Cornelia
В иные дни я успевала поверить в десяток невозможностей до завтрака!
~Rua Ran, в чем с Вашей точки зрения ООС Имса? Что он не матерится через слово? Или что? =)))

2011-10-15 в 22:44 

Wynand
Wynand /Жизнь для жизни/
Cornelia, ой, не, ООС для всех остальных, для меня как раз все втипажно хД

2011-10-15 в 22:59 

Cornelia
В иные дни я успевала поверить в десяток невозможностей до завтрака!
Мне кажется что тоже вполне в характере. Может не в фанонном, но в канонному точно ничего не противоречит =)

2011-10-16 в 12:39 

Pretty Penny
make borsch, not war
~Rua Ran,
здорово :red:

В чем неизбежность ООС кстати? В том что гет?
пат сталом:-D
как то да, в руфандоме процветает только 1 пейринг)))

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Сообщество по фильму Начало

главная